Картины импрессионистов

Поль Сезанн

"Купальщики" и "Купальщицы".

Поль Сезанн: коллекция

Поль Сезанн: жизнь и творчество

Поль Сезанн в музеях

Поль Сезанн "Купальщики"

"Купальщики". 1875-1877 гг.
Холст, масло. 54,2х66,5 см.
Эрмитаж, Санкт-Петербург.

Поль Сезанн "Большие купальщицы"

"Большие купальщицы". 1899-1906 гг.
Холст, масло. 208х249 см.
Филадельфийский музей искусств.

"...Анри Матисс, посылая в дар парижскому музею Пти-пале маленький этюд "Купальщиков" Сезанна, написал: "Этот холст был моей собственностью на протяжении тридцати семи лет... он поддерживал меня в критические моменты моего творческого пути, я черпал в нем мою веру и стойкость". Сезанн утверждает могущество живописи как области духовного созидания. Художник - не раб натуры, не пленник своих чувств и настроений. Он - свободный и мудрый творец. Сезанн стремится сделать итогом своего творчества большую картину, олицетворяющую единство людей и природы. Занимавшая его многие годы тема "Купальщиков" и "Купальщиц" была попыткой решить эту задачу. Значение темы "Купальщиков" было по-настоящему оценено исследователями лишь во второй половине нашего столетия, когда были созданы новые шедевры и стало ясно значение исканий Сезанна для дальнейшего развития живописи.

Среди множества этюдов и эскизов выделяются три большие работы, относящиеся к последним годам жизни художника. Это "Большие купальщицы" (размер 208х249) из художественного музея в Филадельфии, "Большие купальщицы" (130х195) из Национальной галереи в Лондоне и "Большие купальщицы" (133х207), принадлежащие фонду Барнса в Марионе (США).

Среди источников, питавших тему "Купальщиков" и "Купальщиц", исследователи называют одну из любимых картин Сезанна в Лувре - "Ужин в Эммаусе" Веронезе, прототипами для отдельных фигур служили скульптуры из Лувра. Обнаженные в картинах Сезанна обретают вид неких народившихся в стихии живописного творчества человеческих существ. Их формы огрублены, тяжеловесны, и в этом, так же как в их наготе, ощущается какая-то первобытность и целомудренность первых дней после сотворения мира. Один из крупнейших современных исследователей творчества Сезанна, американец Т.Рефф, писал: "В поздних "Купальщиках" застылые, часто не имеющие лиц фигуры выглядят менее выразительными, чем окружающий их пейзаж... Однако более важно то ощущение, которое создает сама живописная поверхность, - живые мерцающие мазки, тонкий, острый рисунок и прежде всего бесконечно разнообразный цвет, вибрирующий и мужественный в мужских фигурах, нежный и воздушный в последних "Больших купальщицах". Смысл и значение произведения переносятся с подражательных аспектов, характерных для старого искусства, на живописно выразительные, которые типичны для современного искусства. Как большие композиции с фигурами, созданные Матиссом и Пикассо в 1907-1909 годах, которые отчасти были вдохновлены ими, они выразительны, но пересказать их нельзя. В гораздо большей степени, чем его последователи, Сезанн со своими поздними "Купальщицами" стоит на переломе европейского искусства, ностальгически оглядываясь на старую традицию и предсказывая новую".

Если в ранний период, откликаясь на чувства, которые пробуждали в нем Делакруа и Мане, Сезанн создавал произведения, где нагота выступала как воплощение эротики, греха и  искушения, то, будучи зрелым мастером, Сезанн "ностальгически оглядывается" на традицию ренессансных многофигурных композиций. Но уже нет того стройного и прекрасного мира, где могли гармонично группироваться персонажи мастеров Возрождения, легко вписываясь в упорядоченное прямой перспективой пространство. Природа - последнее прибежище человека в его естественности, и, компонуя фигуры у реки, под сенью деревьев, Сезанн использует все зарисовки, которые были в его распоряжении, варьирует разнообразие поз лежащих, сидящих, стоящих, присевших на корточки мужчин и женщин. В "Купальщиках" и "Купальщицах" его увлекает пластика обнаженных фигур, контрапункты и согласования их объемов и движений. Подчиняясь силам притяжения и отталкивания, человеческие тела удлиняются или деформируются, так как вся суть в их компоновке в одно целое, а отнюдь не в анатомической правильности пропорций. В прошлом сцены с изображением обнаженных на фоне природы имели идиллическую трактовку, в них вкладывалась мечта об утраченном земном рае, первозданной гармонии природы и человека. Сезанн переводит идею прекрасного мифа в поле реализации своих наблюдений природы и опыта, извлеченного из классического искусства. Дух его волнуется, ощущая себя проводником созидательных сил, пришедших благодаря многолетнему самоотреченному служению живописи. До конца жизни он считает незаконченной свою работу над "Купальщицами", так как колеблется все время чаша весов между верностью природе, которая была его кредо, и открывшимися благодаря его собственным художественным достижениям возможностями живописи существовать по своим законам, независимым от натуры.

По материалам книги:
А.Перрюшо "Жизнь Сезанна" и послесловия К.Богемской. -  М.: "Радуга", 1991. - 351 с.






Rambler's Top100


Оригинал этого вебсайта расположен по адресу http://impressionnisme.narod.ru.