Картины импрессионистов

Жорж Сёра

"Купание в Аньере".

Жорж Сёра: коллекция

Жорж Сёра: жизнь и творчество

Жорж Сёра в музеях

Эпизоды из жизни: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

Жорж Сёра "Купание в Аньере"
"Купание в Аньере". 1883-1884 гг.
Холст, масло. 200х300 см.
Национальная галерея, Лондон.

Успех в Салоне подействовал на маленькую группу ободряюще. Друзья поговаривали уже об участии в Салоне 1884 года. Сёра  намерен сделать решительный шаг: он приступил к работе над большим полотном размером два на три метра, к первой своей композиции, изображающей сцену купания на берегах Сены.

В последующие месяцы Сёра и его друзья будут много работать вместе, используя друг друга в качестве моделей. Так, Сёра позирует для одной из фигур картины "Похвала Бетховену". Осенние дни, с 6 по 10 октября, он проводит с Аман-Жаном в кабачке папаши Ганна в Барбизоне. Сёра по-прежнему делает множество крокетонов, запечатлевая пейзажи, людей, нивы, заводы парижской окраины… Один из них, на котором изображены рыбаки с удочками, сидящие против света в сумерках на заросшем травой берегу, производит сильное впечатление как своей графической чистотой, так и меланхолическим настроением, исходящим от этих тёмных силуэтов, застывших в неподвижности возле свинцовой воды.

До сих пор Сёра, охотившийся за образами, набрасывал эскизы, схватывая всё, что ему попадалось на глаза во время прогулок. Теперь он поступает иначе и выполняет большую часть своих крокетонов, а также различных рисунков в качестве "подготовительных эскизов" для его картины "Купание".

Он часто отправляется в Аньер, на остров Гранд-Жатт, где устраивается на берегу реки против моста Курбвуа. Именно это место он выбирает для сюжета своей картины. Он хорошо помнит простую композицию "Тихого края" Шаванна и позаимствует её для своего полотна, которое, как и Шаванн, разделит на два неравных прямоугольника. Верхний, меньшего размера, отведён для неба; нижний пересекает диагональ, образующая слева треугольник, предназначенный для берега, а справа, между землёй и небом, - треугольник для воды.

Сколько их, щёголей и кутил,
Всяких повес там и заводил,
Этих беспечных гребцов на Сене…

В первые же солнечные дни Аньер привлекает к себе весёлую толпу отдыхающих. Сюда стекаются люди со всех уголков Парижа, чтобы покататься на лодках, потанцевать или просто принять участие в народном гулянье, этом многоцветном и шумном людском водовороте. На реке, на острове, на берегах царит праздничное оживление. Суда всех типов (парусники, одиночки, ялики, аутригеры, байдарки, яхты, клипперы) скользят по Сене, унося в сторону Сен-Клу, Аржантейя и Буживаля щёголей, которые громко переговариваются между собой, находясь на разных лодках, обращаются к друг другу по кличкам - Волосатый (наиболее среди них распространённая), Кашалот, Коротышка - и отпускают в адрес пассажирок сальные шуточки. Почтенные семейства располагаются на траве, закусывают или прогуливаются, женщины, отдавая дань моде, покачивают своими длинными юбками с пышными турнюрами на бёдрах, именуемыми в народе "откидной скамейкой", а чаще всего "ложным задом".

Взявшись за руки, девушки распевают песни и, почувствовав на себе взгляды молодых кутил, прыскают со смеху. Их раскрытые зонтики отбрасывают на зелень травы яркие световые пятна, подобные тем, что отбрасывают украшенные флажками рестораны, с их цветущими беседками, где находят прибежище влюблённые, или кабачки, где вскоре в пространстве, пропахшем жареным картофелем и рыбой по-матросски, закружатся танцующие пары. Дети носятся друг за другом. Шарманки наигрывают свои избитые мотивчики. Продавцы вафель и кокосов зазывают покупателей. Иногда гремит что есть мочи фанфара, оглашая окрестности пронзительными звуками.

Вряд ли можно найти сюжеты более импрессионистические, чем те, что предлагают берега Сены, лягушатники, лодочники. Долгое время они привлекали к себе внимание некоторых импрессионистов. Да разве сам Мане - он умер в апреле этого года, - не отправлялся в Аржантей, чтобы порисовать в компании с Клодом Моне и Ренуаром?

Однако отношение Сёра к этим сценам современной жизни иное, чем у его старших коллег, которые в своём стремлении к чистом зрительному впечатлению и к моментальной его передаче никогда особенно не заботились об искусстве композиции. И это понятно, ибо законы композиции подчиняют впечатление разуму, благодаря им искусство становится, если прибегнуть к образному выражению Леонардо да Винчи, cosa mentale (Дело разума (итал.)). Разум назязывает свой порядок. В самом деле, мало кто из современных художников уделяет внимание искусству композиции. Тот же Пюви де Шаванн был едва ли не исключением. Неудивительно поэтому, что Сёра проявляет к нему интерес.

Молодой художник - а ему уже двадцать четыре года - трудится над "Купанием" несколько месяцев. На Гранд-Жатт он продолжает делать многочисленные наброски, исследуя различные мотивы, предлагаемые островом: то рисует Сену и её берега, то мост Курбвуа, то сидящих на берегу или купающихся людей. Тщательно и терпеливо он составляет опись элементов, из которых позднее создаст свою картину. Сёра экспериментирует с различными темами, что-то отвергая, что-то оставляя для дальнейшей работы. В какой-то момент ему приходит в голову мысль ввести в композицию лошадей; рисует он также этюд с изображением радуги. Но в итоге убирает и радугу, и лошадей. От эскиза он сохраняет чаще всего лишь какую-нибудь деталь: там парусник, здесь заводскую трубу (дым от неё поднимается за мостом), в другом месте оставленную на берегу одежду купальщика. Любую деталь, однажды им выбранную, он вновь разрабатывает, иногда с помощью рисунка. Так получилось с тремя купальщиками, которые войдут в окончательную композицию, и с которых он, работая с натурщиками, делает карандашные наброски.

Что могло бы показаться импрессионистам более странным, чем разработка в мастерской написанных на пленэре фигур? Однако всё в работе Сёра непременно было бы для них чуждым. Чувственности импрессионистов, преобладанию инстинкта над разумным началом противостояли аскетизм, суровое верховенство рассудка. Сёра мог бы принять на свой счёт высказывание Эдгара По о своей поэме "Ворон": "Цель моя - непременно доказать, что ни один из моментов в его создании не может быть отнесён на счёт случайности или интуиции, что работа, ступень за ступенью, шла к завершению с точностью и жёсткой последовательностью, с какими решают математические задачи". Для Сёра всё диктуется произведением, и только им. Исключительно исходя из него, из внутреннего его "стройства", художник в процессе созидания движется от одного этапа к другому. Он отвергает любые необязательные подробности, без которых может обойтись его картина. Никогда не поддаётся соблазну доставить себе удовольствие. Ни одной уступки самому себе. Никаких случайностей. Полнейшее подчинение создаваемому произведению.

Это самоотречение, совершенно противоположное романтическим страстным порывам, казалось бы, непременно должно было привести к обезличенности. Но бывают любопытные парадоксы, и, кто хочет сказать как можно больше, часто говорит меньше всего. В художественном устремлении Сёра нет ничего искусственного, того, что с неизбежностью эха не отвечало бы его сокровенным помыслам.

Эта воля питается живительными соками в человеке, но в свою очередь сама питает то, что человек создаёт. Она является выражением его глубинной сути. Любая из фигур, любой из предметов, которые Сёра размещает на полотне согласно продуманному плану соотношения горизонталей и вертикалей, и даже любой из сколько-нибудь заметных мазков, которыми он покрывает холст в соответствии с законом контраста, несёт на себе печать его личности. Поэтому, когда картина будет закончена, она вся окажется проникнутой загадочной поэзией. Это вид на реку в летний, подёрнутый лёгкой дымкой день, с парусниками, маленькой плоской лодкой, с мостом на горизонте; на переднем плане расположились два купальщика, стоящие в воде, третий сидит на берегу; позади него - брошенная одежда, дремлющий человек, двое людей, сидящий поодаль на траве, - что может быть проще этой сцены!

Но, исполненная художником, она предстаёт в необычном свете. Как и в рисунках Сёра, время здесь, кажется, остановилось. Его пульсация прекратилась, прервав игру бликов на поверхности воды и струение дыма от заводской трубы. Всё замерло, ничто и не может прийти в движение на этом полотне. Всё вырвано из стремительного потока, из обречённого на смерть течения жизни, окаменело во вневременной неподвижности.

По воле Сёра этот банальный мотив претерпевает головокружительную метаморфозу.

Его техника, которую он желает подчинить научным законам и объективным расчётам, и впрямь настолько тесно связана с индивидуальностью Сёра, настолько определяется ею, что его "я" и навязчивые идеи проецируются на творение художника. Образы современной реальности он заменяет образами своего собственного мира. Суетливое оживление выходных дней на Гранд-Жатт, народное веселье, все эти человеческие жизни, сливающиеся воедино в шумном беспорядке и озабоченные поиском наслаждений, он превращает в фантастическое видение, неподвижное и безмолвное, в картину одиночества. Между существами, низведёнными до их первозданного одинокого состояния, отсутствуют какие-либо связи, возможность диалога.

В правом углу картины, по пояс в воде, купальщик, сложив ладони рупором, издаёт крик, который никогда не достигнет чьего-либо слуха.

По материалам книги А.Перрюшо "Жизнь Сёра"./ Пер. с фр. Г.Генниса. - М.: ОАО Издательство "Радуга", 2001. - 184 с., с илл.

* * *

Картина изображает живую сценку из жизни парижан, отдыхающих в Аньере близ Парижа. Сёра превосходно передал атмосферу солнечного летнего дня в пригороде большого индустриального города с его железнодорожными мостами, каменными зданиями и дымящими фабричными трубами. На первый взгляд, "Купание в Аньере" можно назвать импрессионистическим полотном - за яркость красок и даже за то, что изображенная на картине фигура (гребец справа) частично срезана краем рамки, что очень характерно для импрессионистов. Однако в отличие от них, Сёра скрупулезнейшим образом выстраивает композицию своей картины. Он сделал для нее десятки предварительных этюдов карандашом и маслом, детально проработал каждую фигуру, позаимствовав некоторые позы с работ старых мастеров. Закончив ее, художник очень надеялся на успех. Но картина была отвергнута жюри Салона 1884 года, затем выставлена в Салоне независимых и, наконец, отправлена в запасник.

Принципы композиции

Жорж Сёра "Купание в Аньере"

Жорж Сёра "Купание в Аньере" 1. Позы подперевшего голову рукой мужчины и мальчика в широкополой шляпе перекликаются с изображенными на заднем фоне фигурами.
Жорж Сёра "Купание в Аньере" 2. Горизонтальная линия парома повторяется в линии железнодорожного моста и в линии травы на противоположном берегу, в то время как вертикаль флагштока на пароме перекликается с рядом поднимающихся к небу труб.
Жорж Сёра "Купание в Аньере" 3. Поза мальчика, купающегося в воде, заимствована с картины Энгра.
Жорж Сёра "Купание в Аньере" 4. Собака была добавлена в композицию поднее. Как и у большинства персонажей, ее голова изображена строго в профиль и повернута вправо.
Жорж Сёра "Купание в Аньере" 5. В ранних этюдах Сёра в воде находились лошади и купальщики, но они, противореча замыслу художника, сделали бы композицию динамичной, - поэтому художник заменил их неподвижной фигурой мальчика с приложенными ко рту ладонями.

По материалам "Художественная галерея. Сёра", №20, 2005 г.






Rambler's Top100


Оригинал этого вебсайта расположен по адресу http://impressionnisme.narod.ru.